Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.





Христос - Священник по чину Мелхиседека и Он выше левитских священников.

    Сей бо Мелхиседек, Царь Салимский, священник Бога вышняго, иже срете Авраама возвращшася от сеча царей и благослови его,
    емуже и десятину от всех отдели Авраам, первее убо сказуется Царь правды, потом же Царь Салимский, еже есть, Царь мира,
    без отца, без матере, без причта рода, ни начала днем, ни животу конца имея, уподоблен же Сыну Божию, пребывает священник выну.
    Видите же, елик сей, емуже и десятину дал есть Авраам патриарх от избранных.
    И приемлющии убо священство от сынов Левиин заповедь имут одесятствовати люди по закону, сиречь, братию свою, аще и от чресл Авраамовых изшедшую:
    не причитаемый же родом к ним, одесятствова Авраама и имущаго обетования благослови:
    без всякаго же прекословия меншее от болшаго благословляется.
    И зде убо десятины человецы умирающии приемлют: тамо же свидетелствуемый, яко жив есть.
    И да сице реку, Авраамом и Левий, приемляй десятины, десятины дал есть:
    еще бо в чреслех отчиих бяше, егда срете его Мелхиседек.

Левитское священство закончилось; Христос - вечный Первосвященник.

    Аще убо совершенство левитским священством было, людие бо на нем взаконени быша: кая еще потреба по чину Мелхиседекову иному востати священнику, а не по чину Ааронову глаголатися?
    прелагаему бо священству, по нужди и закону пременение бывает.
    О Немже бо глаголются сия, колену иному причастися, от негоже никтоже приступи ко олтарю:
    яве бо, яко от колена Иудова возсия Господь наш, о немже колене Моисей о священстве ничесоже глагола.
    И лишше еще яве есть, яко по подобию Мелхиседекову востает Священник ин,
    иже не по закону заповеди плотския бысть, но по силе живота неразрушаемаго.
    Свидетелствует бо, яко ты еси священник во век по чину Мелхиседекову.
    Отлагание убо бывает прежде бывшия заповеди за немощное ея и неполезное:
    ничтоже бо совершил закон: привведение же есть лучшему упованию, имже приближаемся к Богу.
    И по елику не без клятвы:
    они бо без клятвы священницы быша, Сей же с клятвою чрез глаголющаго к Нему: клятся Господь и не раскается: Ты еси священник во век по чину Мелхиседекову:
    по толику лучшаго завета бысть испоручник Иисус.
    И они множайши священницы быша, зане смертию возбранени суть пребывати:
    Сей же, занеже пребывает во веки, непреступное имать священство,
    темже и спасти до конца может приходящих чрез Него к Богу, всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них.
    Таков бо нам подобаше Архиерей: преподобен, незлобив, безсквернен, отлучен от грешник и вышше небес бывый,
    иже не имать по вся дни нужды, якоже первосвященницы, прежде о Своих гресех жертвы приносити, потом же о людских: сие бо сотвори единою, Себе принес.
    Закон бо человеки поставляет первосвященники, имущыя немощь: слово же клятвенное, еже по законе, Сына во веки совершенна.

На русском языке

    Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей,
    которому и десятину отделил Авраам от всего, - во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира,
    без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда.
    Видите, как велик тот, которому и Авраам патриарх дал десятину из лучших добыч своих.
    Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь - брать по закону десятину с народа, то есть со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых.
    Но сей, не происходящий от рода их, получил десятину от Авраама и благословил имевшего обетования.
    Без всякого же прекословия меньший благословляется большим.
    И здесь десятины берут человеки смертные, а там - имеющий о себе свидетельство, что он живет.
    И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину:
    ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его.

    Итак, если бы совершенство достигалось посредством левитского священства, - ибо с ним сопряжен закон народа, - то какая бы еще нужда была восставать иному священнику по чину Мелхиседека, а не по чину Аарона именоваться?
    Потому что с переменою священства необходимо быть перемене и закона.
    Ибо Тот, о Котором говорится сие, принадлежал к иному колену, из которого никто не приступал к жертвеннику.
    Ибо известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина, о котором Моисей ничего не сказал относительно священства.
    И это еще яснее видно из того, что по подобию Мелхиседека восстает Священник иной,
    Который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей.
    Ибо засвидетельствовано: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.
    Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности,
    ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу.
    И как сие было не без клятвы, -
    ибо те были священниками без клятвы, а Сей с клятвою, потому что о Нем сказано: клялся Господь, и не раскается: Ты священник вовек по чину Мелхиседека, -
    то лучшего завета поручителем соделался Иисус.
    Притом тех священников было много, потому что смерть не допускала пребывать одному;
    а Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее,
    посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них.
    Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес,
    Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принеся в жертву Себя Самого.
    Ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи; а слово клятвенное, после закона, поставило Сына, на веки совершенного.



Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.