Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.



ДОМАШНЕЕ БОГОСЛАВОСЛОВИЕ
"Монастырь в миру"

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ:

КНИГА СУДЕЙ ИЗРАИЛЕВЫХ:
Преступление Вениаминово.

Он положил её на осла, встал и пошёл в своё место. Книга Судей Израилевых, 19.28.


На церковнославянском языке в русской орфографии. Текст молитвенного стояния пред Господом.


На русском языке. Учебный текст для понимания незнакомых слов и выражений церковнославянского языка.


И бысть в тыя дни не бяше царя во Израили: и бысть муж левитин живый во стране горы Ефремовы, и поя себе жену подложницу от Вифлеема Иудина: и разгневася нань подложница его, и от'иде от него в дом отца своего в Вифлеем Иудин, и бе тамо четыри месяцы: и воста муж ея и иде вслед ея глаголати в сердце ея, обратити ю к себе и привести паки к себе: и отрок его с ним, и двое ослят: она же введе его в дом отца своего: и виде его отец отроковицы и изыде с веселием во сретение его, и удержа его тесть его отец отроковицы, и пребысть с ним три дни, и ядоша и пиша, и спаша тамо.


В те дни, когда не было царя у Израиля, жил один левит на склоне горы Ефремовой. Он взял себе наложницу из Вифлеема Иудейского. Наложница его поссорилась с ним и ушла от него в дом отца своего в Вифлеем Иудейский и была там четыре месяца. Муж её встал и пошёл за ней, чтобы поговорить к сердцу её и возвратить её к себе. С ним был слуга его и пара ослов. Она ввела его в дом отца своего. Отец этой молодой женщины, увидев его, с радостью встретил его, и удержал его тесть его, отец молодой женщины. И пробыл он у него три дня; они ели и пили и ночевали там.

И бысть в день четвертый, и об'утреша заутра, и воста поити. И рече отец отроковицы к зятю своему: укрепи сердце твое укрухом хлеба, и по сем пойдете.


В четвёртый день встали они рано, и он встал, чтобы идти. И сказал отец молодой женщины зятю своему: подкрепи сердце твоё куском хлеба, и потом пойдёте.

И седоша, и ядоша оба вкупе и пиша. И рече отец отроковицы к мужу: иди ныне и преспи, и возблажает сердце твое.


Они остались, и оба вместе ели и пили. И сказал отец молодой женщины человеку тому: останься ещё на ночь, и пусть повеселится сердце твоё.

И воста муж поити: и понуди его тесть его, и седе, и пребысть тамо.


Человек тот встал, было, чтобы идти, но тесть его упросил его, и он опять ночевал там.

И воста рано в пятый день да идет. И рече отец отроковицы: укрепи убо сердце твое хлебом, и пребуди дондеже преклонится день. И ядоша и пиша оба.


На пятый день встал он поутру, чтобы идти. И сказал отец молодой женщины той: подкрепи сердце твоё хлебом, и помедлите, доколе преклонится день. И ели оба они и пили.

И воста муж да идет сам и подложница его и отрок его. И рече ему тесть его отец отроковицы: се, уже преклонися день к вечеру, пребуди зде, и возблажает сердце твое, и об'утреете утро в путь ваш, и от'идеши в селение свое.


И встал тот человек, чтобы идти, сам он, наложница его и слуга его. И сказал ему тесть его, отец молодой женщины: вот, день преклонился к вечеру, ночуйте, пожалуйте; вот, дню скоро конец, ночуй здесь, пусть повеселится сердце твое; завтра пораньше встанете в путь ваш, и пойдёшь в дом твой.

И не изволи муж пребыти, и воста и от'иде: и прииде даже прямо Иевусу, сей есть Иерусалим, и с ним двое ослят с бремены, и подложница его с ним.


Но муж не согласился ночевать, встал и пошёл; и пришёл к Иевусу, что ныне Иерусалим; с ним пара навьюченных ослов и наложница его с ним.

И приидоша до Иевуса, и день преклонися к вечеру зело: и рече отрок ко господину своему: гряди убо, да уклонимся во град сей Иевус и пребудем в нем.


Когда они были близ Иевуса, день уже очень преклонился. И сказал слуга господину своему: зайдём в этот город Иевусеев и ночуем в нём.

И рече к нему господин его: не уклонимся во град чуждь, в немже несть от сынов Израилевых, но прейдем до Гаваона.


Господин его сказал ему: нет, не пойдём в город иноплеменников, которые не из сынов Израилевых, но дойдём до Гивы.

И рече ко отроку своему: гряди, да приступим ко единому от мест Гаваонских и пребудем в Гаваоне или в Раме.


И сказал слуге своему: дойдём до одного из сих мест и ночуем в Гиве, или в Раме.

И минуша, и идоша, и зайде им солнце близ Гаваона, иже есть Вениаминь: и уклонишася тамо внити превитати в Гаваоне, и внидоша и седоша на стогнах града: и не бе муж вводяй их в дом превитати.


И пошли, и шли, и закатилось солнце подле Гивы Вениаминовой. И повернули они туда, чтобы пойти ночевать в Гиве. И пришёл он и сел на улице в городе; но никто не приглашал их в дом для ночлега.

И се, муж стар идяше с дела своего из поля в вечер, и сей муж от горы Ефремли, и той обиташе в Гаваоне: и мужие места сынове Вениамини.


И вот, идёт один старик с работы своей с поля вечером; он родом был с горы Ефремовой и жил в Гиве. Жители же места сего были сыны Вениаминовы.

И возвед очи свои, виде мужа путника на стогнах градных, и рече муж старец: камо идеши и откуду грядеши?


Он, подняв глаза свои, увидел прохожего на улице городской. И сказал старик: куда идёшь? И откуда ты пришёл?

И рече к нему: грядем мы от Вифлеема Иудина даже до стран горы Ефремли, отонудуже аз есмь: и ходих до Вифлеема Иудина, и иду аз в дом мой: и несть мужа вводящаго мя в дом: а плевы и пища ослятом нашим есть, и мне хлеб и вино есть, и отроковице и отроку: рабом твоим несть скудно ни коея вещи.


Он сказал ему: мы идём из Вифлеема Иудейского к горе Ефремовой, откуда я; я ходил в Вифлеем Иудейский, а теперь иду к дому Господа; и никто не приглашает меня в дом; у нас есть и солома и корм для ослов наших; также хлеб и вино для меня и для рабы твоей и для сего слуги есть у рабов твоих; ни в чём нет недостатка.

И рече муж стар: мир тебе: и весь недостаток твой на мне, обаче на стогнах не лязи.


Старик сказал ему: будь спокоен: весь недостаток твой на мне, только не ночуй на улице.

И введе его в дом свой, и даде место ослятом его: и омыша ноги своя, и ядоша и пиша. Егда же возвеселися сердце их, и се, мужие градстии сынове беззаконников обыдоша дом биюще в двери, и реша мужу господину дому старцу, глаголюще: изведи мужа иже вниде в дом твой, да познаем его.


И ввёл его в дом свой и дал корму ослам его, а сами они омыли ноги свои и ели и пили. Тогда как они развеселили сердца свои, вот, жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери и говорили старику, хозяину дома: выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его.

И изыде к ним муж господин дому и рече: ни, братия, не сотворите зла мужу сему повнегда внити ему в дом мой, и не сотворите безумия сего: се, дщерь моя дева, и подложница его: изведу их, и смирите их, и сотворите им еже благо пред очима вашима: а мужу сему не сотворите словесе безумия сего.


Хозяин дома вышел к ним и сказал им: нет, братья мои, не делайте зла, когда человек сей вошёл в дом мой, не делайте этого безумия; вот у меня дочь девица, и у него наложница, выведу я их, смирите их и делайте с ними, что вам угодно; а с человеком сим не делайте этого безумия.

И не изволиша мужие послушати его. И взя муж подложницу его и изведе ю к ним вон: и познаша ю и ругашася над нею всю нощь даже до утра, и отпустиша ю, егда взыде денница.


Но они не хотели слушать его. Тогда муж взял свою наложницу и вывел к ним на улицу. Они познали её, и ругались над ней всю ночь до утра. И отпустили её при появлении зари.

И прииде жена к заутрию, и паде у дверий дому, идеже бяше муж ея, до разсветания.


И пришла женщина перед появлением зари, и упала у дверей дома того человека, у которого был господин её, и лежала до света.

И воста муж ея заутра, и отверзе двери дому и изыде поити в путь свой: и се, жена его подложница лежаше при дверех дому, и руце ея на преддверии.


Господин её встал поутру, отворил двери дома и вышел, чтобы идти в путь свой: и вот, наложница его лежит у дверей дома, и руки её на пороге.

И рече к ней: востани, да идем. И не отвеща ему, бяше бо мертва. И возложи ю на осля, и воста муж и пойде на место свое.


Он сказал ей: вставай, пойдём. Но ответа не было, потому что она умерла. Он положил её на осла, встал и пошёл в своё место.

И прииде в дом свой, и взя нож, и взя подложницу свою, и раздроби ю по удесем ея на дванадесять частей, и посла я во вся племена Израилева.


Придя в дом свой, взял нож и, взяв наложницу свою, разрезал её по членам её на двенадцать частей и послал во все пределы Израилевы.

И бысть всяк видящий глаголаше: не бысть, ни видено бе сице от дне изшествия сынов Израилевых от земли Египетския даже до дне сего. И заповеда мужем, ихже посла, глаголя: сице глаголите ко всему Израилю: аще бысть по словеси сему? Уставите сами себе о ней совет и глаголите.


Всякий, видевший это, говорил: не бывало и не видано было подобного этому от дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской до сего дня. Посланным же от себя людям он дал приказание и сказал: так говорите всему Израилю: бывало ли когда подобное сему? Обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите.



МОЛИТВЕННОЕ ПРАВИЛО КО ПРИЧАСТИЮ
(образец подготовки в течение недели):


Понедельник (по светскому стилю - в воскресенье вечером после малого повечерия): Канон Покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу.

Вторник: Канон молебный ко Пресвятой Богородице.

Среда: Канон Ангелу-Хранителю.

Четверг: Канон святому Иоанну Предтече.

Пятница: Канон, Акафист или молитвы Вашему святому покровителю, чьё имя Вы носите.

Суббота: Иисусу Сладчайшему.

Воскресенье: первая (вечерняя) часть последования ко Святому Причащению. Вторая (утренняя) часть последования читается после 1-го часа.

Присутствие на Божественной Литургии в Воскресенье является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ и БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНЫМ правилом верующего православного человека, как и причастие Святых Христовых Таин. Исключение из данного ПРАВИЛА возможно только в силу тяжёлой или заразной болезни, а также в случае природного или социального катаклизма, когда в церковь невозможно добраться.

Примечание: в данном молитвенном правиле и прилагаемом православном календаре началом новых суток считается 18 часов.

чтец Алексей Потупин
Дюссельдорф-Бенрат
Проект
"Мир - наш!"



Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.