Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.



ДОМАШНЕЕ БОГОСЛАВОСЛОВИЕ
"Монастырь в миру"

КНИГА ИОВА



На церковнославянском языке в русской орфографии.
Текст молитвенного стояния пред Господом.

Иов пред лицем Господа.

     Преставшу же елиусу от беседы, рече господьиову сквозе бурю и облаки:
     Кто сей скрываяй от мене совет, содержай же глаголы в сердцы, мене же ли мнится утаити?
     Препояши яко муж чресла твоя: вопрошу же тя, ты же ми отвещай.
     Где был еси, егда основах землю? возвести ми, аще веси разум.
     Кто положи меры ея, аще веси? или кто наведый вервь на ню?
     На чемже столпи ея утверждени суть? ктоже есть положивый камень краеуголный на ней?
     Егда (сотворены) быша звезды, восхвалиша мя гласомъ велиим вси ангели мои.
     Заградих же море враты, егда изливашеся из чрева матере своея исходящее:
     Положих же ему облак во одеяние, мглою же повихъ е:
     И положих ему пределы, обложив затворы и врата:
     Рех же ему: до сего дойдеши и не прейдеши, но въ тебе сокрушатся волны твоя.
     Или при тебе составих свет утренний, денница же весть чин свой,
     Ятися крил земли, оттрясти нечестивыя от нея?
     Или ты, брение взем, от земли создал еси животно, и глаголиваго сего посадил еси на земли?
     Отъял же ли еси от нечестивых свет, мышцу же гордых сокрушил ли еси?
     Пришел же ли еси на источники моря, во следахъ же бездны ходил ли еси?
     Отверзаются же ли тебе страхом врата смертная, вратницы же адовы видевше тя убояшася ли?
     Навыкл же ли еси широты поднебесныя? Повеждь убо ми, колика есть?
     В коей же земли вселяется свет, тме же кое есть место?
     Аще убо введеши мя в пределы их, аще же ли и веси стези ихъ?
     Вем убо, яко тогда рожден еси, число же лет твоих много.
     Пришел же ли еси в сокровища снежная, и сокровища градная видел ли еси?
     Подлежат же ли тебе в час врагов, в день браней и рати?
     Откуду же исходит слана, или разсыпается юг на поднебесную?
     Кто же уготова дождю велию пролияние, и путь молнии и грома,
     Одождити на землю, на нейже несть мужа, пустыню, идеже человека несть в ней,
     Насытити непроходиму и ненаселену, и прозябнути исходъ злака?
     Кто есть дождю отецъ? кто же есть родивый капли росныя?
     Из чиего чрева исходит ледъ? Слану же на небеси кто родил,
     Яже нисходит яко вода текущая? Лице нечестива кто устраши?
     Разумел же ли еси соуз плиад, и ограждение орионово отверзл ли еси?
     Или отверзеши знамения небесная во время свое? и вечернюю звезду за власы ея привлечеши ли?
     Веси же ли пременения небесная, или бывающая вкупе под небесемъ?
     Призовеши же ли облак гласомъ? и трепетом воды великия послушает ли тя?
     Послеши же ли молнии, и пойдутъ? рекут же ли ти: что есть?
     Кто же дал есть женам ткания мудрость, или испещрения хитрость?
     Кто же изчисляяй облаки премудростию, небо же на землю преклонил,
     Разлияся же яко земля прах, спаях же е, аки каменем, на четыри углы?
     Уловиши же ли львам ядь, и души змиев насытиши ли?
     Убояшася бо на ложах своих и седят в дебрехъ уловляюще.
     Кто же врану уготова пищу? птичищи бо его ко господу воззваша, облетающе брашна ищуще.

На русском языке.
Учебный текст для понимания незнакомых слов и выражений церковнославянского языка.

Иов пред лицом Господа.

     Господь отвечал Иову из бури и сказал:      Кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?
     Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне:
     Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь.
     Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь?
     На чём утверждены основания её, или кто положил краеугольный камень её,
     При общем ликовании утренних звёзд, когда все сыны Божии восклицали от радости?
     Кто затворил море воротами, когда оно исторглось, вышло как бы из чрева,
     Когда Я облака сделал одеждою его и мглу пеленами его,
     И утвердил ему Мое определение, и поставил запоры и ворота,
     И сказал: доселе дойдёшь и не перейдёшь, и здесь предел надменным волнам твоим?
     Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место её,
     Чтобы она охватила края земли и стряхнула с неё нечестивых,
     Чтобы земля изменилась, как глина под печатью, и стала, как разноцветная одежда,
     И чтобы отнялся у нечестивых свет их и дерзкая рука их сокрушилась?
     Нисходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны?
     Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной?
     Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь всё это.
     Где путь к жилищу света, и где место тьмы?
     Ты, конечно, доходил до границ её и знаешь стези к дому её.
     Ты знаешь это, потому что ты был уже тогда рождён, и число дней твоих очень велико.
     Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града,
     Которые берегу Я на время смутное, на день битвы и войны?
     По какому пути разливается свет и разносится восточный ветер по земле?
     Кто проводит протоки для излияния воды и путь для громоносной молнии,
     Чтобы шёл дождь на землю безлюдную, на пустыню, где нет человека,
     Чтобы насыщать пустыню и степь и возбуждать травные зародыши к возрастанию?
     Есть ли у дождя отец? Или кто рождает капли росы?
     Из чьего чрева выходит лёд, и иней небесный, — кто рождает его?
     Воды, как камень, крепнут, и поверхность бездны замерзает.
     Можешь ли ты связать узел Хима и разрешить узы Кесиль?
     Можешь ли выводить созвездия в своё время и вести Ас с её детьми?
     Знаешь ли ты уставы неба, можешь ли установить господство его на земле?
     Можешь ли возвысить голос твой к облакам, чтобы вода в обилии покрыла тебя?
     Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они и скажут ли тебе: вот мы?
     Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?
     Кто может расчислить облака своею мудростью и удержать сосуды неба,
     Когда пыль обращается в грязь и глыбы слипаются?
     Ты ли ловишь добычу львице и насыщаешь молодых львов,
     Когда они лежат в берлогах или покоятся под тенью в засаде?
     Кто приготовляет ворону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи?



МОЛИТВЕННОЕ ПРАВИЛО КО ПРИЧАСТИЮ
(образец подготовки в течение недели):


Понедельник (по светскому стилю - в воскресенье вечером после малого повечерия): Канон Покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу.

Вторник: Канон молебный ко Пресвятой Богородице.

Среда: Канон Ангелу-Хранителю.

Четверг: Канон святому Иоанну Предтече.

Пятница: Канон, Акафист или молитвы Вашему святому покровителю, чьё имя Вы носите.

Суббота: Иисусу Сладчайшему.

Воскресенье: первая (вечерняя) часть последования ко Святому Причащению. Вторая (утренняя) часть последования читается после 1-го часа.

Присутствие на Божественной Литургии в Воскресенье является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ и БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНЫМ правилом верующего православного человека, как и причастие Святых Христовых Таин. Исключение из данного ПРАВИЛА возможно только в силу тяжёлой или заразной болезни, а также в случае природного или социального катаклизма, когда в церковь невозможно добраться.

Примечание: в данном молитвенном правиле и прилагаемом православном календаре началом новых суток считается 18 часов.




Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.