Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.



ДОМАШНЕЕ БОГОСЛАВОСЛОВИЕ
"Монастырь в миру"

ВЕТХИЙ ЗАВЕТ:

ПЕРВАЯ КНИГА ЦАРСТВ:
Ионафан и его оруженосец.

... Ионафан искал пробраться к отряду Филистимскому... Первая книга Царств, 14.4.


На церковнославянском языке в русской орфографии. Текст молитвенного стояния пред Господом.


На русском языке. Учебный текст для понимания незнакомых слов и выражений церковнославянского языка.


И бысть во един день, и рече Ионафан сын Саулов отрочищу носящему оружие его: гряди, и прейдем в Мессаву иноплеменников иже на оней стране. И отцу своему не возвести сего.


В один день сказал Ионафан, сын Саулов, слуге оруженосцу своему: ступай, перейдём к отряду Филистимскому, что на той стороне. А отцу своему не сказал об этом.

И Саул седяше на верху холма под древом яблонным еже в Магдоне, и бяше с ним яко шесть сот мужей.


Саул же находился в окраине Гивы, под гранатовым деревом, что в Мигроне. С ним было около шестисот человек народа.

И Ахиа сын Ахитов, брата Иохаведова, сына Финеесова, сына Илии, иерей Божий в Силоме нося ефуд: и людие не ведяху, яко от'иде Ионафан.


И Ахия, сын Ахитува, брата Иохаведа, сына Финееса, сына Илия, священник Господа в Силоме, носивший ефод. Народ же не знал, что Ионафан пошёл.

Посреде же прехода, идеже хотяше Ионафан прейти в стан иноплеменнич, бысть камень острый отсюду и камень острый отонуду: имя единому Васес и другому Сенна: камень един стояше от севера противу Махмаса, и камень вторый от юга противу Гаваи.


Между переходами, по которым Ионафан искал пробраться к отряду Филистимскому, была острая скала с одной стороны и острая скала с другой: имя одной Боцец, а имя другой Сене; одна скала выдавалась с севера к Михмасу, другая с юга к Гиве.

И рече Ионафан ко отрочищу носящему оружие его: гряди, прейдем в Мессаву необрезанных сих, негли что сотворит нам Господь, яко несть Господу не удобно спасти во многих или в малых.


И сказал Ионафан слуге оруженосцу своему: ступай, перейдём к отряду этих необрезанных; может быть, Господь поможет нам, ибо для Господа нетрудно спасти через многих, или немногих.

И рече ему носяй оружие его: твори все, на неже сердце твое склоняется: се, аз с тобою есмь, якоже сердце твое сердце мое.


И отвечал оруженосец: делай всё, что на сердце у тебя; иди, вот я с тобой, куда тебе угодно.

И рече Ионафан: се, мы прейдем к мужем и явимся к ним: аще сия рекут к нам: помедлите тамо, дондеже возвестим вам: то постоим сами на месте своем и не пойдем к ним: аще же к нам сице рекут: взыдите к нам: то взыдем, яко предаде их Господь в руки наша: сие нам знамение да будетъ.


И сказал Ионафан: вот, мы перейдём к этим людям и станем на виду у них; если они так скажут нам: "остановитесь, пока мы подойдём к вам", то мы остановимся на своих местах и не взойдём к ним; а если так скажут: "поднимитесь к нам", то мы взойдём, ибо Господь предал их в руки наши; и это будет знаком для нас.

И внидоста оба в Мессаву иноплеменников. И глаголаша иноплеменницы: се, еврее исходят из разселин своих, идеже скрышася.


Когда оба они стали на виду у отряда Филистимского, то Филистимляне сказали: вот, Евреи выходят из ущелий, в которых попрятались они.

И отвещаша мужие Мессавли ко Ионафану и к носящему оружие его, и реша: взыдите к нам, и явим вам глагол. И рече Ионафан к носящему оружие его: гряди по мне, яко предаде их Господь в руки Израилевы.


И закричали люди, составлявшие отряд, к Ионафану и оруженосцу его, говоря: взойдите к нам, и мы вам скажем нечто. Тогда Ионафан сказал оруженосцу своему: следуй за мной, ибо Господь предал их в руки Израиля.

И взыде Ионафан ползущь на руках и на ногах своих, и носяй оружие его за ним. И узреша иноплеменницы лице Ионафане, и порази их: и носяй оружие его идяше вслед его.


И начал всходить Ионафан, цепляясь руками и ногами, и оруженосец его за ним. И падали Филистимляне перед Ионафаном, а оруженосец добивал их за ним.

И бысть язва первая, еюже порази Ионафан и носяй оружие его, яко двадесять мужей копийцами и каменовержением и кремением полевым.


И пало от этого первого поражения, нанесённого Ионафаном и оруженосцем его, около двадцати человек, на половине поля, обрабатываемого парой волов в день.

И бысть ужас в полце и на селе: и вси людие иже в Мессаве и губящии ужаснушася, и тии не хотяху братися: и вострепета земля, и бысть ужас от Господа.


И произошёл ужас в стане на поле и во всём народе; передовые отряды и опустошавшие землю пришли в трепет и не хотели сражаться; дрогнула вся земля, и был ужас великий от Господа.

И видеша соглядатае Сауловы в Гаваи Вениамини, и се, полк смятеся семо и онамо.


И увидели стражи Саула в Гиве Вениаминовой, что толпа рассеивается и бежит туда и сюда.

И рече Саул людем сущим с ним: разсмотрите ныне и видите, кто от'иде от вас. И разсмотриша, и се, не обретеся Ионафан и носяй оружие его.


И сказал Саул к народу, бывшему с ним; пересмотрите и узнайте, кто из наших вышел. И пересмотрели, и вот нет Ионафана и оруженосца его.

И рече Саул ко Ахии: принеси ефуд, яко бе кивот Божий в той день с сынми Израилевыми.


И сказал Саул Ахии: "принеси кивот Божий", ибо кивот Божий в то время был с сынами Израильскими.

И бысть егда глаголаше Саул ко иерею, и шум в полце иноплеменничи ходя идяше и множашеся. И рече Саул ко иерею: пригни руки твоя.


Саул ещё говорил к священнику, как смятение в стане Филистимском более и более распространялось и увеличивалось. Тогда сказал Саул священнику: сложи руки твои.

И изыде Саул и вси людие иже с ним, и изыдоша до сечи. И се, бысть оружие коегождо на ближняго своего, и бысть мятеж велик зело.


И воскликнул Саул и весь народ, бывший с ним, и пришли к месту сражения, и вот, там меч каждого обращён был против ближнего своего; смятение было очень великое.

Но и раби, иже быша со иноплеменники вчера и третияго дне, вшедшии в полк, обратишася и тии еже быти им со Израильтяны сущими с Саулом и со Ионафаном.


Тогда и Евреи, которые вчера и третьего дня были у Филистимлян и которые повсюду ходили с ними в стане, пристали к Израильтянам, находившимся с Саулом и Ионафаном.

И вси Израильтяне скрывшиися в горе Ефремли услышаша, яко отбегоша иноплеменницы: приложишася и тии вслед их на брань.


И все Израильтяне, скрывавшиеся в горе Ефремовой, услышав, что Филистимляне побежали, также пристали к своим в сражении.

И спасе Господь в той день Израиля: брань же пройде даже до Вамофа: и вси людие бяху с Саулом, яко десять тысящ мужей, и бе брань разсыпана во весь град на горе Ефремли.


И спас Господь в тот день Израиля; битва же простёрлась даже до Беф-Авена. Всех людей было с Саулом до десяти тысяч, и битва происходила по всему городу на горе Ефремовой.

И Саул сотвори безумие велие в день той, и закля люди, глаголя: проклят человек, иже ясти будет хлеб даже до вечера, дондеже отмщу врагом моим. И не вкусиша людие вси хлеба: и вся земля обедаше: и се, бяше дубрава пчелная пред лицем села: и внидоша людие во пчелник, и се, исхождаху глаголюще: яко истече мед, и не бе возвращающаго руки своея ко устом своим, яко убояшася людие клятвы Господни. Ионафан же не слышаше, егда заклинаше отец его люди: и простре конец жезла своего, иже в руку ему, и омочи его в соте медвене, и обрати руку свою во уста своя, и прозреша очи его.


Люди Израильские были истомлены в тот день; а Саул весьма безрассудно заклял народ, сказав: проклят, кто вкусит хлеба до вечера, доколе я не отомщу врагам моим. И никто из народа не вкусил пищи. И пошёл весь народ в лес, и был там на поляне мёд. И вошел народ в лес, говоря: вот, течёт мёд. Но никто не протянул руки своей ко рту своему, ибо народ боялся заклятия. Ионафан же не слышал, когда отец его заклинал народ, и, протянув конец палки, которая была в руке его, обмакнул её в сот медовый и обратил рукою к устам своим, и просветлели глаза его.

И рече един от людий, глаголя: кленый прокля отец твой люди, глаголя: проклят человек, иже ясти будет хлеб в день сей: и изнемогоша людие.


И сказал ему один из народа, говоря: отец твой заклял народ, сказав: "проклят, кто сегодня вкусит пищи"; от этого народ истомился.

И уразуме Ионафан и рече: смути отец мой землю: виждь, яко прозреша очи мои, егда вкусих мало от меда сего: о, дабы яли ядуще днесь людие от корыстей врагов своих, ихже обретоша, множайшая бы днесь язва была во иноплеменницех.


И сказал Ионафан: смутил отец мой землю; смотрите, у меня просветлели глаза, когда я вкусил немного этого мёду; если бы поел сегодня народ из добычи, какую нашёл у врагов своих, то не большее ли было бы поражение Филистимлян?

И поразиша в день той от иноплеменников множае нежели в Махмасе: и утрудишася людие зело.


И поражали Филистимлян в тот день от Михмаса до Аиалона, и народ очень истомился.

И устремишася людие на корысти, и пояша людие стада и буйволы и говяда: и закалаху на земли, и ядоша людие с кровию.


И кинулся народ на добычу, и брали овец, волов и телят, и заколали на земле, и ел народ с кровью.

И возвестиша Саулу, глаголюще: согрешиша людие ко Господу, ядуще с кровию. И рече Саул: от Гефема привалите мне семо камень велий.


И возвестили Саулу, говоря: вот, народ грешит перед Господом, ест с кровью. И сказал Саул: вы согрешили; привалите ко мне теперь большой камень.

И рече Саул: шедше к людем рцыте им: да принесет кийждо семо телца своего и кийждо овцу свою, и да заколют на камени сем, и ядите я, и не согрешайте Господу ядуще с кровию. И приведоша нощию вси людие свое кийждо, еже имяше в руце своей, и закалаху тамо.


Потом сказал Саул: пройдите между народом и скажите ему: пусть каждый приводит ко мне своего вола и каждый свою овцу, и заколайте здесь и ешьте, и не грешите перед Господом, не ешьте с кровью. И приводили все из народа, каждый своей рукой, вола своего и свою овцу ночью, и заколали там.

И созда Саул тамо олтарь Господу: сей нача Саул созидати олтарь Господу.


И устроил Саул жертвенник Господу: то был первый жертвенник, поставленный им Господу.

И рече Саул: снидем вслед иноплеменник нощию, и расхитим их, дондеже заря будет, и не оставим от них мужа. И реша: все еже благо пред очима твоима, твори. И рече иерей: приступим семо к Богу.


И сказал Саул: пойдём в погоню за Филистимлянами ночью и оберём их до рассвета и не оставим у них ни одного человека. И сказали: делай всё, что хорошо в глазах твоих. Священник же сказал: приступим здесь к Богу.

И вопроси Саул Бога: сниду ли вслед иноплеменников? Предаси ли их в руки Израильтяном? И не отвеща ему Господь в день той.


И вопросил Саул Бога: идти ли мне в погоню за Филистимлянами? Предашь ли их в руки Израиля? Но Он не отвечал ему в тот день.

И рече Саул: приведите семо вся колена Израилева, и уразумейте и увеждьте, на ком бысть грех сей днесь, яко жив Господь спасый Израиля, яко аще ответ будет на Ионафана сына моего, смертию да умрет. И не бе отвещающаго от всех людий.


Тогда сказал Саул: пусть подойдут сюда все начальники народа и разведают и узнают, на ком грех ныне? Ибо, - жив Господь, спасший Израиля, - если окажется и на Ионафане, сыне моём, то и он умрёт непременно. Но никто не отвечал ему из всего народа.

И рече Саул всему Израилю: вы станите на едину страну, аз же и Ионафан сын мой станем на другую страну. И реша людие к Саулу: еже благо пред тобою, твори.


И сказал Саул всем Израильтянам: станьте вы по одну сторону, а я и сын мой Ионафан станем по другую сторону. И отвечал народ Саулу: делай, что хорошо в глазах твоих.

И рече Саул: Господи Боже Израилев, что яко не отвещал еси рабу Твоему днесь? Или моя есть, или сына моего Ионафана неправда? Господи Боже Израилев, даждь знамение: и аще речеши сия, даждь ныне людем твоим Израилю, даждь ныне преподобие. И паде жребий на Ионафана и Саула, и людие изыдоша.


И сказал Саул: Господи, Боже Израилев! Отчего Ты ныне не отвечал рабу Твоему? Моя ли в том вина, или сына моего Ионафана? Господи, Боже Израилев! Дай знамение. Если же она в народе Твоём Израиле, дай ему освящение. И уличены были Ионафан и Саул, а народ вышел правым.

И рече Саул: верзите жребий на мя и на Ионафана сына моего: егоже объявит Господь, смертию да умрет. И реша людие к Саулу: несть сей глагол. И преможе Саул люди, и вергоша о нем и Ионафане сыне его, и паде на Ионафана жребий.


Тогда сказал Саул: бросьте жребий между мной и между Ионафаном, сыном моим, и кого объявит Господь, тот да умрёт. И сказал народ Саулу: да не будет так! Но Саул настоял. И бросили жребий между ним и Ионафаном, сыном его, и пал жребий на Ионафана.

И рече Саул ко Ионафану: возвести ми, что сотворил еси? И возвести ему Ионафан и рече: вкушая вкусих мало меду омочив конец жезла, иже в руку моею, и се, аз умираю.


И сказал Саул Ионафану: расскажи мне, что сделал ты? И рассказал ему Ионафан и сказал: я отведал концом палки, которая в руке моей, немного мёду; и вот, я должен умереть.

И рече ему Саул: сия да сотворит ми Бог, и сия да приложит ми, яко смертию умреши днесь.


И сказал Саул: пусть то и то сделает мне Бог, и ещё больше сделает; ты, Ионафан, должен сегодня умереть!

И реша людие к Саулу: еда днесь умрет сотворивый спасение сие велие во Израили? Не буди то, жив Господь, аще падет влас главы его на землю, яко милость Божию сотвори в день сей. И помолишася людие о Ионафане в день той, и не умре.


Но народ сказал Саулу: Ионафану ли умереть, который доставил столь великое спасение Израилю? Да не будет этого! Жив Господь, и волос не упадёт с головы его на землю, ибо с Богом он действовал ныне. И освободил народ Ионафана, и не умер он.

И не иде Саул вслед иноплеменников: иноплеменницы же от'идоша в место свое.


И возвратился Саул от преследования Филистимлян; Филистимляне же пошли в своё место.

И Саул укрепися царствовати во Израили, и побеждаше окрест вся враги своя в Моаве и в сынех Аммоних и в сынех Едомлих и в Вефоре и в царствии Сувани и во иноплеменницех: и аможе аще обращашеся, спасашеся.


И утвердил Саул своё царствование над Израилем, и воевал со всеми окрестными врагами своими, с Моавом и с Аммонитянами, и с Едомом и с Вефором и с царями Совы и с Филистимлянами, и везде, против кого ни обращался, имел успех.

И сотвори силу, и победи Амалика, и избави Израиля из руки попирающих его.


И устроил войско, и поразил Амалика, и освободил Израиля от руки грабителей его.

И беша сынове Сауловы Ионафан и Иисуй и Мелхисуе: имена же двою дщерию его, имя первородней Мерова и имя вторей Мелхола: имя же жене его Ахиноома, дщерь Ахимаасова: и имя старейшине вой его Авенир сын Нира сына ужика Саулова: Кис же отец Саулов, и Нир отец Авениров сын Иамина сына Авиилева.


Сыновья у Саула были: Ионафан, Иессуи и Мелхисуа; а имена двух дочерей его: имя старшей - Мерова, а имя младшей - Мелхола. Имя же жены Сауловой - Ахиноамь, дочь Ахимааца; а имя начальника войска его - Авенир, сын Нира, дяди Саулова. Кис, отец Саулов, и Нир, отец Авенира, были сыновьями Авиила.

И бе брань крепка на иноплеменники во вся дни Сауловы: и видев Саул всяка мужа сильна и всяка мужа сына силы, собираше их к себе.


И была упорная война против Филистимлян во всё время Саулово. И когда Саул видел какого-либо человека сильного и воинственного, брал его к себе.



МОЛИТВЕННОЕ ПРАВИЛО КО ПРИЧАСТИЮ
(образец подготовки в течение недели):


Понедельник (по светскому стилю - в воскресенье вечером после малого повечерия): Канон Покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу.

Вторник: Канон молебный ко Пресвятой Богородице.

Среда: Канон Ангелу-Хранителю.

Четверг: Канон святому Иоанну Предтече.

Пятница: Канон, Акафист или молитвы Вашему святому покровителю, чьё имя Вы носите.

Суббота: Иисусу Сладчайшему.

Воскресенье: первая (вечерняя) часть последования ко Святому Причащению. Вторая (утренняя) часть последования читается после 1-го часа.

Присутствие на Божественной Литургии в Воскресенье является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ и БЕЗОТЛАГАТЕЛЬНЫМ правилом верующего православного человека, как и причастие Святых Христовых Таин. Исключение из данного ПРАВИЛА возможно только в силу тяжёлой или заразной болезни, а также в случае природного или социального катаклизма, когда в церковь невозможно добраться.

Примечание: в данном молитвенном правиле и прилагаемом православном календаре началом новых суток считается 18 часов.

чтец Алексей Потупин
Дюссельдорф-Бенрат
Проект
"Мир - наш!"



Во имя и славу Отца, и Сына, и Святого Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.